Канальный кипящий графитовый реактор Реакторы водо-водяного типа Реакторы на быстрых нейтронах Задачи по физике ядра Испытания ядерного оружия

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ РАЗРАБОТКИ И ИСПЫТАНИЯ СУПЕРБОМБЫ

к.ф.-м.н. Ю.Н. Смирнов

Испытание 50-мегатонной советской водородной бомбы потрясло воображение современников. Став самым мощным за всю историю человечества рукотворным взрывом, этот эксперимент взбудоражил политических лидеров мира.

Еще накануне, 24 октября 1961 г., газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что, по мнению Белого дома, «подобный взрыв не имеет никакой военной ценности и приведет лишь к обширному радиоактивному заражению». Двумя днями позднее эта же газета информировала читателей: «Политический комитет Генеральной ассамблеи ООН 75 голосами «за», 10 - «против», при 1 воздержавшемся призвал Советский Союз отказаться от испытания 50-мегатонной бомбы. Против голосовали советский блок и Куба, Мали воздержался...». А 27 октября уже Генеральная Ассамблея ООН на своем 1043-м пленарном заседании 87 голосами (против 11 при 1 воздержавшемся) принимает резолюцию, в которой «торжественно призывает правительство Союза Советских Социалистических Республик воздержаться от осуществления его намерения произвести до конца текущего месяца взрыв в атмосфере бомбы в 50 мегатонн».

Но дипломатический и политический прессинг уже ничего не мог изменить - «холодная война» развивалась по своим законам. Тем более что Соединенные Штаты еще в первой половине 50-х гг., без каких-либо терзаний, сами провели несколько мощных термоядерных взрывов (к примеру 1 ноября 1952 г. эксперимент «Майк» мощностью 10,4 мегатонны и серию экспериментов в 1954 г.: 1 марта «Браво» - 15,0 мегатонн, 27 марта «Ромео» - 11 мегатонн, 5 мая «Янки» - 13,5 мегатонн).

Последовавшие за советским сверхмощным взрывом официальные заявления только подтвердили, что запланированный руководством СССР политический эффект достигнут. Так, по свидетельству «Нью-Йорк Таймс» от 31 октября, «Белый дом охарактеризовал испытание как политический шаг, направленный на разжигание страха и паники». А газета «Таймс» 1 ноября процитировала совсем не «протокольные» слова премьер-министра Японии Икеды из его телеграммы-протеста Н.С. Хрущеву: «Это испытание ввергло меня в состояние такого шока, какого никогда ранее я не испытывал».

Теперь эти события - далекая история. Напоминание, до каких опасных и нелепых «высот» доходило противостояние двух сверхдержав, из которого, казалось, нет и не будет никакого разумного выхода.

Новому поколению, наверное, непросто прочувствовать и понять накал непримиримых страстей, которыми жил тогда мир, разделенный на два враждующих лагеря. Этот период, будем надеяться, безвозвратно ушел в прошлое. Но даже лишенные эмоций строки «Книги рекордов Гиннесса» из года в год, из издания в издание упорно напоминают - да, было такое, было: «Самое мощное термоядерное устройство. Термоядерное устройство с взрывной силой равной приблизительно 57 мегатоннам тротила ( в действительности – 50 мегатонн. Ю.С. ), было взорвано в бывшем СССР на архипелаге Новая Земля в октябре 1961 г. Взрывная волна обошла земной шар 3 раза, сделав первый оборот за 36 ч. 27 мин. По некоторым расчетам, мощность взрыва составила от 62 до 90 мегатонн».

На главную