Канальный кипящий графитовый реактор Реакторы водо-водяного типа Реакторы на быстрых нейтронах Задачи по физике ядра Испытания ядерного оружия

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ РАЗРАБОТКИ И ИСПЫТАНИЯ СУПЕРБОМБЫ

Академик РАН Ю.А. Трутнев

Нам потребовалось мобилизовать все электронно-вычислительные возможности, которыми мы никогда не были избалованы. И мобилизовать, как говорится, свои умственные ресурсы. Необходимо было разобраться в очень сложной картине явлений при взрыве необычного заряда, чтобы добиться не просто успеха во время полигонного эксперимента, а точного соответствия мощности взрыва объявленной заранее цифре. Приходилось учитывать массу тонкостей. Не раз в процессе работы наступали тревожные дни, когда казалось, что не все выглядит настолько благополучно, как нам представлялось еще накануне.

В подобной работе подчас подстерегают и проявляются такие вещи, которые на первый взгляд кажутся просто невероятными.

В итоге именно они, если их не распознать и не осознать вовремя , способны загубить все усилия. И тогда теоретикам приходится быть особенно изощренными: сложнейшие явления, сопровождающие термоядерный взрыв, когда важны даже доли микросекунды, не поддаются воспроизведению в лабораторных условиях. Не случайно, работа над сверхмощным зарядом стимулировала развитие математических программ для расчета новых конструкций и математического моделирования физических процессов при срабатывании столь необычных водородных зарядов. Графитовые тепловые реакторы Исторически первыми промышленными реакторами – наработчиками плутония – были канальные реакторы на тепловых нейтронах с графитовым замедлителем и прямым проточным водным охлаждением (Аналогом такого реактора является реактор энергетический РБМК, чернобыльского типа).

Наряду с преодолением чисто научных проблем при работе над бомбой, нам пришлось решать, осуществить ли полномасштабный 100-мегатонный взрыв или же испытать созданную конструкцию в варианте половинной мощности. Другими словами, надо было сделать оптимальный выбор между максимальным политическим эффектом и минимальными экологическими последствиями предстоящего эксперимента. Мы остановились на 50-мегатонном варианте. Бомбу решено было взорвать на высоте 4 километров над Новой Землей, чтобы по возможности исключить соприкосновение радиоактивных продуктов взрыва с земной поверхностью. Более того, в принятой для испытания конструкции в качестве инертного вещества, снижающего мощность со 100 до 50 мегатонн, был использован свинец. Я помню, как Андрей Дмитриевич, стремясь к уменьшению отрицательных последствий взрыва, добивался тщательного контроля закладываемого в заряд свинца. Делалось это для того, чтобы исключить в свинце примеси сурьмы, которая при взрыве стала бы дополнительным источником наведенной активности.

После взрыва советской сверхбомбы американские специалисты сразу отметили и оценили достоинства ее конструкции. По словам известного ученого-атомника Ральфа Лэппа, в США считалось, что советский «взрыв на высоте всего 4000 метров вызовет весьма значительное выпадение радиоактивных осадков. Но русские удивили западных экспертов. Когда ученые Соединенных Штатов произвели анализ проб продуктов взрыва этой бомбы (отбор проб производился самолетом на большой высоте), они установили: 1) бомба была заключена в свинцовую оболочку и 2) менее 2 процентов энергии взрыва приходилось на реакцию деления, а остальная энергия - на реакцию синтеза. Следовательно, это была чрезвычайно «чистая» бомба, взрыв которой вызвал относительно слабое выпадение радиоактивных осадков ... Советские испытания продемонстрировали то, что специалисты-атомники Соединенных Штатов ясно представляли себе: термоядерная бомба - оружие, усовершенствование которого имеет большие перспективы, то есть можно создать термоядерную бомбу любых размеров и при сравнительно небольших дополнительных затратах». (Ральф Лэпп «Убийство и сверхубийство»)

Не будем обсуждать, что и как представляли себе американские специалисты до нашего сверхмощного взрыва. Важно другое - возложенная на нас задача была успешно решена.

На главную