Канальный кипящий графитовый реактор Реакторы водо-водяного типа Реакторы на быстрых нейтронах Задачи по физике ядра Испытания ядерного оружия

На полигоне Новая Земля я вначале также работал с осциллографом ОК-19. Жили мы на “Эмбе” - трофейном немецком судне, превращённом в плавучую гостиницу. Каюты, если я не ошибаюсь, были четырехмест­ными; слева и справа от входа двухэтажные спальные места, а в центре иллюминатор. Просторная кают-компания служила столовой, кормили три раза в день. Обычно на ужин, как и на обед, давали первое (суп, щи, борщ) и второе. “Эмба” стояла на рейде, поэтому с неё и на неё нас доставлял катер. В сооружения, где располагались приборы, мы добирались на “ГТС” - машине на гусеничном ходу. Обычная ма­шина по тому, что очень условно можно было назвать дорогой, пройти не могла. “ГТС” - крытая машина, в которой помещалось примерно 12-16 человек. Поэтому в сооружения и обратно ездили командой. Если в сооружении ты заканчивал работу раньше других, то приходилось ждать осталь­ных. Однажды, когда мы прибыли в обеденное время на пирс, море было неспокойным. С пирса нас забрал катер и подошёл к борту “Эмбы”. Нам бросили верёвочный трап. Из-за бурного моря наш катер то стукнет о борт “Эмбы”, то суда разведёт друг от друга. Вышедший на палубу судна капитан давал команды поднима­ющимся по трапу через "матюгальник" - не помню, как он назывался по интеллигентному. При этом он требовал, чтобы поднимающийся привя­зывался для страховки к тросу. Обстановка была нервозная, дело двигалось очень медленно. В какой-то момент катер сильно увело от борта “Эмбы”, и он ушёл от неё в море. Катер сильно качало, брызги от волн попадали на людей и мы порядком промокли. Сделали мы по морю кружок минут на 10-20 - я думаю для того, чтобы люди немного успокоилось. Подошли снова к “Эмбе” и уже без страховки люди снова начали переходить с катера на борт “Эмбы”. Когда мы очутились на палубе судна, то почувствовали большое облегчение и пошли по каютам просыхать и приводить себя в порядок.

В другой раз, когда мы прибыли обедать, нам сказали, что лагом (т.е. борт одного судна расположен вдоль борта другого) с “Эмбой” стоит подводная лодка и можно её осмотреть. Я воспользо­вался такой возможностью и вместе с другими любознательными совершил небольшую экскурсию и осмотрел “внутренность” подводной лодки. Осмотр продолжался минут 20-30. Развитие нетрадиционной энергетики является важным направлением в системе энергоснабжения России

Помню, кто-то из ленинградцев держал в своей каюте на “Эмбе” песца. Надо сказать, что песцов на Новой Земле было много, и мы их часто видели, когда следовали на “ГТС”. Ленинградец увёз песца домой в Ленинград.

Расскажу, как меня “вызывали в Москву”. Неожиданно вечером меня вызвали из каюты к командиру “Эмбы” и он мне сказал, что меня вызывают в Москву. Поэтому за мной через 1-2 часа прибудет катер и я должен быть готов к отплытию на берег. Я, конечно, сильно встревожился: если меня вызывают в Москву, значит, случилось что-то серьёзное в семье. Все, с кем я работал и жил на “Эмбе”, начали писать письма в Москву. Я собрал свои вещи, забрал письма, катер доставил меня на берег, где меня ждала машина, которая привезла меня в домик, где жил Иосиф Львович Зельманов, который руководил всеми работами ИХФ на Новой Земле. И.Л. Зельманов сказал мне, что решено послать меня в пункт "Д" (в северной части Новой Земли) производить измерения по методике ИВ. Я вздохнул облегчённо, но осталась злость на “шутника”. Я об этом сказал Зельманову. Он выразил недоумение этой неуместной и дурацкой шуткой. Потом я узнал имя “шутника”. Письма в Москву я попросил вер­нуть обратно писавшим их.

Итак, на "Д" я занимался измерениями по методике "ИВ", применяя приборы. ИВ-4 и ИВ-8. Вместе со мной работал ст. лейтенант Игорь Салата. Где жили и питались? Питались в столовой, которая помещалась в большой палатке. Сохранилось смутное воспоминание, что жили тоже в палатках. Но в то же время хорошо помню, что какое-то время я жил на СКР (сторожевой корабль несколько меньших размеров, чем эсминец). Судя по тому, что подробности работы сейчас не припоминаются, она прошла успешно. Мне известно, что измерениями по методике “ИВ” в 1957 и 1958 годах занимался и Ю.А. Дрожбин.

В 1960 году взамен приборов ИВ-4 и ИВ-8 были разработаны измерители времени ИВ-1О и ИВ-11. Принципиальное построение прибора ИВ-10 было таким же, как измерителей времени ИВ-2 и ИВ-4, а прибор ИВ-11 был построен на таких же принципах, как и приборы ИВ-1 и ИВ-8. Но схемно исполнение обоих приборов значительно отличалось, была применена новая элементная база, существенно меньше стали их габариты и масса. В приборе ИВ-10 точность измерения была намного повышена и составила ± 0,02 мкс. Разработку принципиальных схем этих приборов производил А.М. Толмачёв при участии В.Н. Князева, руководителем был П.В. Кевлишвили. Новые приборы применялись при атомных испытаниях.

На главную