Канальный кипящий графитовый реактор Реакторы водо-водяного типа Реакторы на быстрых нейтронах Задачи по физике ядра Испытания ядерного оружия

При проведении измерений на полигоне Новая Земля я некоторое время жил и работал в бухте Чёрная. В память об этом у меня осталось два воспоминания. Стояла непогода и мы некоторое время отсиживались в общежитии. Когда погода начала улучшаться, мы с А. Чурбаковым решили прогуляться и дошли до пирса. Море было неспокойно. К пирсу подошло судно. Помнится, это был МПК - малый противолодочный корабль. С корабля нам бросили стальной трос и мы его закрепили на кнехт (по сухопутному - низкий столб). Судно начали подтягивать к пирсу. Но, поскольку море было бурным, борт корабля начало бить о пирс. Затем стальной трос порвало, как гнилую нитку. Хорошо, что мы стояли несколько в стороне и обрывок стального троса, который после разрыва с очень хорошей скоростью промчался по пирсу, нас не задел.

Второй эпизод связан с моим отбытием из бухты Чёрной. Вечером я “погрузился” на морской буксир. Мне выделили каюту. Утром мы должны были прийти в Белушью. На ужин я с собой прихватил банку консервов – “Пекинскую утку” и немного хлеба. Поужинал я в каюте, остатки "утки" вместе с банкой выбросил за борт. Лёг спать. Утром проснулся. Была хорошая погода, но буксир стоял на рейде и выполнял какое-то задание. До Белушьей было ещё далеко. К обеду появилось здоровое чувство голода. Несколько раз я прошёл мимо камбуза, где кок одари­вал матросов обедом, но просить еду посчитал неприличным, тем более что я был не единственным гражданским пассажиром на судне. Побродил по буксиру и на верхней палубе набрёл на кадку с солёными огурцами. Съел один или два огурца, но больше без хлеба как-то не хотелось. Спустился в кают-компанию и пристроился с матросами “забивать козла” (в домино). Началась качка. Я некоторое время крепился, но потом, извинившись, поднялся на палубу. Как учили меня “старые морские волки” из гражданских, в случае качки целесообразно выбрать место на палубе по оси в центре судна, где качка чувствуется в меньшей степени. Качка была довольно приличной. Некоторые пассажиры стояли у борта и “выбрасывали” из себя за борт “лишнее”. Ближе к вечеру качка утихла, и мы пришли в Белушью. Я был сильно голоден, а время ужина уже наступило и столовые были открыты. Замечу, что в тот год нас везде в столовых на Новой Земле кормили бесплатно. В Белушьей было две столовые - офицерская и для гражданских лиц, но кормили везде одинаково. До дому было не очень далеко, но я решил подъе­хать на попутной машине. Я поднял руку, и первая же машина – “козёл” - остановилась. Ехавший в ней капитан I ранга спросил, куда мне нужно. Я сказал, что в столовую и добавил, что со вчерашнего дня - сутки - ничего не ел. Мы тронулись и подъехали к офицерской столовой. В столовой мы сели за соседние столики и я слышал, как офицер шепнул официантке, что “молодой человек” не ел уже сутки. Мне принесли двойную порцию. Энергия ветра Человек использует энергию ветра с незапамятных времен. Но его парусники, тысячелетиями бороздившие просторы океанов, и ветряные мельницы использовали лишь ничтожную долю из тех 2,7 трлн кВт энергии, которыми обладают ветры, дующие на Земле. Полагают, что технически возможно освоение 40 млрд кВт, но даже это более чем в 10 раз превышает гидроэнергетический потенциал планеты.

При ядерных испытаниях очень важной была задача регистрации кинетики реакции в атомной бомбе (скорости размножения нейтронов в ходе цепной реакции) по гамма или нейтронному излучению. Сложность задачи обусловливалась скоротеч­ностью процесса деления, длящегося не более десятой доли микро­секунды. Для реализации этих измерений в лаборатории Б.М. Степанова был разработан g -детектор (впоследствии он стал называться ПГИ - приёмник g -излучения) и осциллографический регистратор ВО-20. Были сомнения в пригодности промышленных коаксиальных кабелей для пропускания короткого сигнала в условиях сильного облучения. Поэтому для передачи сигнала от датчика к осциллографическому регистратору применили тракт в виде коаксиальных труб /КТ/, откачиваемых насосами до высокого вакуума. Отсюда возникло сокра­щённое название - методика КТ. Эта методика впервые была реализована в 1951 году на Семипалатинском полигоне при ядерных испытаниях. В дальнейшем было разработано и изготовлено несколько модификаций ПГИ. Модификация ПГ-8 применялась в большом числе испытаний, в том числе и на полигоне Новая Земля. В 1953 году под руководством А.И. Соколика К.К. Чарнецким и А.Т. Фомичевым была разработана новая осциллографическая установка - прибор ОК-19. Установка состояла из двух осциллографов. Каждый из осциллографов имел четыре диапазона длительности развёртки: 0,1 мкс, 0,3 мкс, 1 мкс и 3 мкс. Длительность разверток можно было регулировать на каждом диапазоне на ± 25%. Исследуемый сигнал на ПГИ подавался непосредственно на отклоняющие пластины ЭЛТ. Установка имела систему автоматики, обеспечивающую запись масштаба времени (синусоиды частотой 100 мГц или 10 мГц) непосредственно перед реги­страцией процесса на том же кадре фотоплёнки. Конструктивно уста­новка была выполнена в виде пульта. Габариты пульта - 600х600х1400мм, масса - не более 150 кг. С 1954 по 1958 год осциллограф выпускался заводом в Вильнюсе. Коаксиальные трубы (КТ) были заменены промышленным коаксиальным кабелем, однако название методики - КТ - осталось. В 1958 году в схему и конструкцию прибора были внесены изменения, которые существенно улучшили качество осциллографа. Эту работу под руководством А.И. Соколика провели А.Г. Фомичёв и Е.Э. Голлер. Предложенные ими тогда изменения были осуществлены в серийном заводском приборе выпуска 1958 года. После этого осциллог­раф ОК-19 с внесёнными изменениями (после заводской модернизации) продолжал выпускаться на заводе. В 1957 - 1958 годах на полигоне Новая Земля при ядерных испытаниях И.С. Ипаткиным, В.В. Логиновым и другими сотрудниками лаборатории Б.М. Степанова были успешно проведены измерения по методике КТ.

От редакции.

ГОЛЛЕР ЕФИМ ЭЛИЕЗЕРОВИЧ родился в 1929 году в Ленинграде. В 1936 году семья переехала в Москву. В 1943-44 годах работал на заводе механиком. В 1944 г. поступил в Московский электромеханический техникум, закончил его в 1948 году. В 1947 году распределён на работу в институт химичес­кой физики /ИХФ/ АН СССР. В 1949 году начал учёбу на вечернем отде­лении Московского инженерно-физического института; окончил его в 1955 году. В Спецсекторе /до 1963г. - ИХФ, с 1963г. - Институт физики Земли, с 1991г. - Институт динамики геосфер/ занимался разработкой электронной аппаратуры, предназначенной для измерения однократных физических процессов. Начиная с 1949 года, многократно участвовал в физических измерениях на атомных полигонах /Семипала­тинском, на Новой Земле, в Капустином Яре/. В 1968 году защитил кандидатскую диссертацию, которая была посвящена разработке и эксплуатации осциллографических приборов. В 1971 году присвоено звание старшего научного сотрудника по специальности "Приборы экспериментальной физики". За время работы напасал 41 научную работу. С 1993 года на пенсии.

На главную